1 мая 2015 г.

Забастовки шахтеров могут положить начало третьему майдану


2 комментария:

Oleg Mykolajovych Olijnyk комментирует...

Не той тепер Миргород, Хорол річка не та...
Воно то і хотілося б, щоб шахтарі але ж шахтарі вже не ті, і чи шахтарі вийшли на страйк?

andron комментирует...

один из епизодов,почему проваливались спецоперации наших спецназовцев по ликивидации гмркма,моторолы и прочей дряни-тотальное предательство на верхах,цитирую: " Расскажу о другом случае, мягко говоря, странном в условиях ведения войны, поведении некоторых наших военных. 13 апреля прошлого года планировалось освобождение Славянска, который только-только захватили боевики Стрелкова. Город должны были освобождать спецподразделения «Альфы» и «Омеги» (милицейский спецназ) при поддержке БТРов 25-й днепропетровской бригады ВДВ. А ее командир должен был предоставить в определенной точке сбора свои БТРы, на которые должны были пересесть с «вертушек» спецы из «Омеги». Но когда они пролетали над этим районом, комбриг не дал приказ подать им дымовой сигнал о том, что БТРы на месте. В результате хлопцев из «Омеги» высадили с «вертушек» без прикрытия в самом Славянске, где им пришлось принять бой с бандитами, а после этого самостоятельно, без прикрытия, выходить из города. Комбриг 25-й потом оправдывался, что не получил команды на проведение операции от и.о. министра обороны Михаила Коваля. Но о какой дополнительной команде может быть речь, когда сам комбриг был на совещании по планированию операции и расписался в ее плане?! Но и это не все. Потом бригада этого же командира десантников не помогла нам даже тогда, когда на нас, буквально при нем, напали боевики после провала операции в Славянске. В то время, когда наш «Фольксваген» просто резали на части шквальным перекрестным огнем, его БТРы стояли в 50 метрах от нас и не сделали ни единого выстрела. Тогда первая пуля попала мне в бедро, но мне удалось вывалиться из машины. Потом вторая попала под ключицу - спасла рукоятка боевого ножа на разгрузке. После этого я сразу же напоролся на боевика, и мы выстрелили другу в друга одновременно. Его я убил, а пуля, предназначенная мне, пробив в кармане икону Почаевской Божьей Матери, прошла в миллиметре от сердца. Пока не потерял сознание, взял в руку гранату РГД. Думал: если возьмут в плен, пойдем вместе паровозом - взорву и себя, и их. В том же бою погиб мой товарищ Гена Беличенко, который и стал первой жертвой этой войны. ПО ТЕМЕ Как я впервые лицом к лицу столкнулся с русским миром А все время, пока шел бой, БТРы 25-й бригады стояли почти рядом и ни во что не вмешивались, так как их командир дал команду не стрелять. Но моему товарищу Андрею Черкашину, который получил ранение в живот и истекал кровью, удалось как-то убедить командира одного из БТРов прикрыть нас от огня. Нам повезло, что попался правильный и честный офицер - его БТР выкатился и закрыл нас, после чего сепары отступили"